ru.skulpture-srbija.com
Коллекции

Заметки о пастухе яков в Бруклине

Заметки о пастухе яков в Бруклине



We are searching data for your request:

Forums and discussions:
Manuals and reference books:
Data from registers:
Wait the end of the search in all databases.
Upon completion, a link will appear to access the found materials.


Роберт Хиршфилд разговаривает с пастухом яков в Бруклине и снова обнаруживает, что Нью-Йорк - это город, где «миры сливаются друг с другом, не касаясь друг друга».

НЬИМА ДОКДА НАЛИВАЕТ МНЕ своим масляным чаем. Слишком солено для меня. Но в нем есть привкус тайны. До сих пор в книгах о Тибете я пробовал только масляный чай. Соль плюс ветер на языке.

На стенах висят тханки с изображениями Далай-ламы, 17-го Кармапы. Я в Бушвике, на Гейтс-авеню. На улице под этой комнатой, пересаженной из Лхасы, находятся винные погреба, магазины, которые отправляют денежные переводы в деревни в Центральной Америке. Я нахожусь в той части своего города, где миры сливаются друг с другом, не касаясь друг друга.

О Ньиме мне рассказал общий друг, которого, как и он, пытали в Тибете.

«Как изолированному пастуху яков (теперь официанту в отеле Queens) удалось расстроить китайцев?» Я спросил его.

«Не изолирован». Ньима смеется, потирая свое кожистое лицо с ямками. «Часть движения за независимость с другими пастухами яков».

Я пытаюсь представить, как Ньима по бедру в снегу со своими яками карабкается по белой тишине. Может ли этот человек в белой футболке I LOVE NY быть им?

Его слова искажает надземный поезд М. Где-то кто-то ругает кого-то по-испански. Я пытаюсь представить, как Ньима по бедру в снегу со своими яками карабкается по белой тишине. Может ли этот человек в белой футболке I LOVE NY быть им? Интересно, каковы шансы, что тибетский пастух яков окажется на улице в Бруклине с Burger King, где его жена Чодрон и их шестилетний сын Цеванг обедают?

«Китайцы посадили меня на три года в тюрьму. Меня все время пытали. Поражение электрическим током, прикуриватель. Они хотят, чтобы я подписал бумагу, в которой говорится, что Тибет является частью Китая. Я говорю им: «Нет, если вы хотите убить меня, убейте меня».

Он вызывающе делает глоток чая. Внутри он снова кувыркается в плен, его жилистое тело вертится из стороны в сторону на багровых подушках в поисках выхода. Я двигаюсь вместе с ним, ища вход. Есть ли вход? Как жизнь снова восстает из эпицентра пыток?

Сбегая через Гималаи в Непал, он приобрел поддельный непальский паспорт, настоящий билет на самолет Air India и оказался бездомным на Центральном вокзале Манхэттена.

«Я вижу других бездомных. Я говорю им, что мне нужно выпить. Они указывают, где кто-то продает сок ».

Я не видел тибетцев, когда раздавал еду бездомным в туннелях и закоулках Центрального вокзала.

До времен глобализации бездомных в Нью-Йорке.

Я прошу его рассказать мне, какими были его дни и ночи под землей. Он качает головой, закрывает губы пальцем. Говорить о пытках проще.

«Вы скучаете по Кхаму?»

«Я скучаю по Кхаму. Но Бушвик хорош. Никаких китайских солдат ».


Смотреть видео: Беспорядки в Нью-Йорке.