ru.skulpture-srbija.com
Коллекции

Мировой тур по уличной еде: Пхукет, Таиланд

Мировой тур по уличной еде: Пхукет, Таиланд



We are searching data for your request:

Forums and discussions:
Manuals and reference books:
Data from registers:
Wait the end of the search in all databases.
Upon completion, a link will appear to access the found materials.


Посол Матадора Натан Майерс начинает его на пляже Патонг.

Весь ее ресторан размером с ее шляпу. Она носит его на пляже в Патонге, всего две корзины на консолях на ее хрупких плечах. Яйца и сушеные кальмары. Горячие угли и стальной таз с древесным углем. Так просто и функционально. Эта старушка с вкусной едой может подойти прямо и пожать вам руку.

Остальная часть пляжа сошла с ума. Катание на водных мотоциклах с парапланами и кайтбордистами на закрытой линии серфинга. Любители сноркелинга и фанборды играют в рулетку вслепую. Русские загорают и местные футбольные матчи, преследуемые дикими собаками. Мотоциклы с коляской мчатся вдоль линии прилива. Патонг - это то место, где тайцы приходят на свободу. Похоже, никто не замечает старуху, молча останавливающуюся у каждого загорающего, чтобы спросить, хотят ли они, ммм, того, что она готовит. Яйца-н-кальмары или что-то в этом роде.

Я спрашиваю, что она делает. Она меня не понимает. Вместо этого она становится на колени в песок и начинает готовить для меня фарфоровую миску. Лапша на жирной сковороде шипит. Яйца потрескивают. Далее следуют кальмары и арахис, растворяясь и смешиваясь с некоторой неоднозначной зеленью и мощным порошком чили. Против моей воли у меня текут слезы. Все это по плетеной корзине на песке. Солнце садится. И я голоден.

Мое последнее воспоминание о Таиланде - это пятно или восемь лет назад в Бангкоке. Танцы на улице перед розовым «Фольксвагеном», разносящим коктейли на тротуаре. В ту ночь луна превратилась в дискотечный шар. Старик сделал нам тайскую лапшу из деревянной тележки, которую катил по переулку. Лучшее, что я когда-либо ел, клянусь богом.

С тех пор я жажду тайского падуба. Жирный, горячий, подается на тротуаре. Уличная еда стирает границы между местными и туристами, между безопасным и небезопасным.

Путешествуя в одиночестве в трехэтапном путешествии - Таиланд, Нью-Йорк и Бали - я формулирую план, чтобы есть только из уличных тележек на протяжении всей поездки. Я приземляюсь на Пхукете и наедаюсь на тайской площадке памяти трех раз подряд. Затем я начинаю исследовать.

Патонг-Бич кажется городом, полным проституток. Здесь не только бесконечные массажные салоны со «счастливым концом» и танцоры в витринах, но и каждый водитель тук-тук, портной 2 по цене одного, продавец DVD, продавец фармацевтических препаратов и торговец пулями на стрельбище яростно трясут здесь свои деньги. Это утомительно.

Все, кроме продавцов еды на тележках. Мужчина с банановыми блинами, кажется, не заинтересован в обслуживании меня. Мясо на палочке терпеливо позволяет моей куриной шкуре и шашлыкам из коровьей печени застыть до идеального состояния. Парень с мороженым позволяет мне попробовать столько вкусов, сколько я захочу. Такое достоинство. Такой резерв.

Каждую ночь они толкают свои тележки по одним и тем же улицам. Многие из них приварены к мотоциклам простые приспособления. Против движения и в ночное время. Никакого торга. Никаких криков. Их цены справедливые. Их кухни не хранят секретов.

Гоу-гоу девушки едят вареные устрицы на тротуаре. Они предлагают мне немного, а затем хихикают, когда я обжигаю пальцы и проливаю коктейль. Сейчас 3 часа ночи. На Патонге только нагревается, и мне становится все наелось. И испугался. Как будто вся эта уличная еда была лишь топливом для долгой серии извращенных преступлений. Этот город дикий. И весьма жутко. Я хочу уйти, но не раньше, чем поел.

Я стою между двумя трехэтажными суперклубами, а линии электропередач свисают между ними, как змеиное гнездо, гудящее и потрескивающее в тропическом тумане. Преобразователь мощности загорается, и все останавливаются после опьянения, чтобы смотреть на пламя, как дурацкие мотыльки. Мои друзья, похоже, не встревожены этим, так что я предполагаю, что все в порядке.

Я заказываю еще устриц. Продавец смеется над моей пантомимой. Девочки-гоу-гоу делают глаза-гу-гу. Над нами взрывается фейерверк, и на весь квартал гаснет электричество. Полная темнота. Я слышу шипение моих устриц. Проститутки хихикают. В тусклом керосиновом свете я вижу их кадыки, танцующие вверх и вниз. Если бы этот город был полон вампиров, сейчас был бы идеальный момент, чтобы истощить нас всех.

Кабоб-цикл - прекрасное дело. Как своего рода спасательная машина быстрого питания, гладкая, жирная и функциональная. Шварма на колесах. Уже почти рассвет, и мой живот забит случайной выпивкой. Он подъезжает к обочине рядом со мной. Ангел с ножом для стейка. Мотоцикл оснащен большим вращающимся вертелом из курицы. Он нагревает лаваш против тостера с проволочной сеткой и нарезает горячее мясо на тарелку. Салат. Помидор. Майонез и острый соус. В пьяной части 5 утра это в основном здоровая пища.

Стоит доллар. Обернуты фольгой и пластиком для идеального использования при спотыкании. Мой ангел-шварма отправляется в тусклый рассвет, чтобы продолжить охоту на зомби.

Я стекаю на песок. Лунный свет и отлив. Старая женщина-кальмар из ранней ночи, она спит в шезлонге, а вокруг никого нет. Ее корзины накрывают тонким одеялом. Я присаживаюсь на корточки рядом, глотаю свой кебаб и смотрю, как гаснут звезды.

Восход солнца пахнет хот-догом.

Я должен продолжать двигаться.


Смотреть видео: Как с таким аппетитом можно есть такое?